Головна main Обороной войну не выиграть: надо не изолироваться от рф, а победить ее

Обороной войну не выиграть: надо не изолироваться от рф, а победить ее

52

Итак, о “маленькой культуре великой страны”, по поводу которой так возбудилась часть наших, прости Господи, “публичных интеллектуалов” и “культурного сообщества”.

У нас, как у культуры (общества, страны) есть две фундаментальные дилеммы: свобода против унификации и изоляция против победы. Приведите ли мне успешный пример изоляции от соседей в земной истории? Нет такого примера? Ой.

Верить в то, что нам удастся изолироваться от рф, и предлагать для этого методы вроде: а давайте все для этого забудем русский язык, и не будем пускать сюда россиян, – хороши в светской ссоре двух бывших подруг. В политике (и истории) это не пройдет.

Изоляционисты мелко мыслят. Мелкие ли они при этом люди? Не обязательно. Скорее – травмированные.

Но совершенно точно – изоляционисты – это люди мелкой исторической культуры, пытающиеся выдать попытку скрыть свои эмоциональные травмы от травмирующего фактора за историческую стратегию решения нами московской проблемы.

Это типичный пример wishful thinking. Нет, не пройдет. Изоляция = оборона, оборона = поражение. Обороной войны не выигрываются.

Изоляционные люди хотят изолироваться от Москвы, а я хочу выиграть у Москвы – чувствуете разницу? Чтобы выиграть, нужно наступать. Обороняющиеся проигрывают – рано или поздно, и это правило не имеет исключений.

Чтобы наступать, надо уметь активно вмешиваться в московские отношения, в том числе меняя их антропотоки в свою пользу, извлекая оттуда оппозицию и тех, кто желает свободы, подкрепляя ее здесь, направляя их силу назад.

Вторая дилемма: свобода против унификации.

Если мы здесь деремся за Свободу, и наша центральная идея, и наш вклад в мировое разделение труда – это “свобода + сила ее отстоять” (а против этого, кажется, ни у кого нет возражений), то как с этой идеей уживается желание изоляционистов унифицировать культуру до монопринципа – или на украинском, или никак?


Причем для обоснования этой унификации используются примитивный прием, потому что “разнообразие” трактуется, как желание сохранить здесь и развить исключительно русский язык и культуру.

Ой. А как же татарский? А болгарский? А армянский? А греческий? А английский – надо здесь нам всем его учить или нет? Песню еще можно сочинить и спеть здесь по-английски или это уже “подрыв национальных культурных ценностей”?

На всякий случай напомню – на английском языке было обосновано и развязано больше войн в мировой истории, чем на любом другом. И преимущественно – войн колониальных.

Так вот, “Пятый проект” – это не о русском языке и культуре. “Пятый проект” – о Руси-Украине и о Воле-Свободе.

“Пятый проект” – это создание здесь условий для наилучшего творческого труда всем людям, желающим свободно проявляться и готовым разделить (и защищать!) этот образ жизни. Все – как на Запорожской Сечи. Хоть они из Таиланда, хоть из Эфиопии.

Так сейчас работает Иностранный легион в составе ВСУ. И, ужас, там есть и российский легион. Который тоже за свободу – свободу России.


В культурном отношении дилемма: “свобода – унификация” решается в “Пятом проекте” так: украинскому – поддержка, остальным – свобода и право на участие.

Сейчас много разговоров о том, что “нельзя строить свободное общество в несвободной экономике”. А строить свободное общество на репрессивной/изоляционной/несвободной культуре – можно?

Напоминаю, что базовым языком государственной модели “Руси-Украина” и “Пятого проекта” является украинский, без этого ничего не получится, в этом все коды и ключи, потому что украинский – язык свободы.

И одна из главных задач “Пятого проекта” – это возрождение и развитие нашей культуры, отсеченной от своих подлинных источников, со времен монгольского нашествия. Украинская культура – в широком понимании этого слова.

В общем, “маленькая культура великой страны” это не о том, что Пушкин величественнее Котляревского, или что “Даха Браха” мельче, чем “Сплин”. Это о культуре мелких реакций на великие вызовы большого мира. Культуре мелких задач и наивных представлений.

Культуру, которая верит, что удастся изолироваться от россии, и желает от нее защищаться, вместо того, чтобы наступать и ломать имперский принцип.

А на украинском материале и языке мелкие верования царят и пытаются утвердиться, на суахили или марсианском – нет ни малейшей разницы.

Это вообще не о языке и не о принадлежности. Это о широте, смелости и адекватности представлений о мире. Или не культура определяет масштаб, а масштаб определяет культуру.

Я видел (и желаю, чтобы этого было больше) такие образцы мышления на украинском, что это сразу ставило носителя на верхние ступени мировой культуры. Тот же Олесь Бердник и Довженко. А был еще армянин Параджанов – на русском языке, но с украинским материалом.

Маленькая культура – это культура мелких реакций на большие вызовы. Принадлежность к которой немедленно и продемонстрировала часть наших “публичных интеллектуалов” и “культурного сообщества”, которая, как всегда, попыталась выдать свои страхи за мои мысли.

Не способная ни читать, ни слышать, ни разбираться за пределами своих маленьких, пугливых представлений об этой великой и интересной жизни.

Наши изоляционисты, такие культурные, не могут усвоить разницу между культурной идентификацией и политической.

Можете не любить меня персонально, Русь-Украину, “Пятый проект” – на здоровье, сколько угодно, но читать хотя бы научитесь, это полезно даже изоляционистам, подольше протянете.

PS То, что эта часть сообщества странным образом тяготеет к одной и той же политической силе, даже не рассматривается.

Хотя многое можно было бы сказать об их “проекте” – проекте мелких шулеров на большой проблеме. Но это потом, после победы.

И разрешите, как мое послание той части общественных интеллектуалов и так засуетившегося культурного сообщества привести маленький отрывок из хорошего английского (!) сериала.

Хотя хочется иногда просто цитировать Лаврова.

По материалам Facebook Алексея Арестовича

Напомним, российский журналист Александр Невзоров еще не получил паспорта гражданина Украины. В настоящее время он проходит бюрократические процедуры и проверки.

Завантажити більше пов'язаних статей

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.