Головна main Минирование и обстрелы Запорожской АЭС: почему ньюсмейкеры подыгрывают российскому шантажу?

Минирование и обстрелы Запорожской АЭС: почему ньюсмейкеры подыгрывают российскому шантажу?

68

Начну издалека: если Никополь, Марганец, Покров и ближайшие села людоеды по зверски будут уничтожать из “Градов”, надеясь скрыться на территории ЗАЭС за украинскую и мировую атомофобию, то это – или напрасные надежды, или безосновательная атомофобия.

Потому что единственные места там, угрожающие катастрофой глобального масштаба, – это собственно реакторы.

Защищенные рассчитанными на выдержку тактического ядерного удара крышками. Также защищенные от возможности прятать под этими крышками любую военную технику. Ну и, наконец, – защищенные автоматикой, проектными особенностями и персоналом от иванов-дураков или российских маньяков-самоубийц.

Горючее, что ТВЭЛ, что “Вестингауз” – намного беднее того, что использовалось в первой и чуть ли не последней урановой американской бомбе “Малыш”. А потому его переход в сверхкритическое состояние и ядерный взрыв в принципе невозможен – сначала произойдет тепловой взрыв пара, который разнесет чертовски один реактор. Как это было когда-то в Чернобыле.

Если при этом реактору будут “помогать” изрыгать наружу содержимое своих внутренностей, как это делали в Чернобыле, заливая в жерло воду, катастрофа окажется сопоставима по масштабам с Чернобыльской. С ответными последствиями для россиян на станции (лучевая болезнь) и для жителей Энергодара, Мичуриного, обеих Днепровок и Водяных, а также и Каменки (субклинические дозы, и необходимость немедленно убегать).

То есть, для создания катастрофы сопоставимой с Чернобылем, оккупанты должны заменить украинский персонал на условных “профессионалов по эксплуатации ВВЭР-1000”, однако с желанием к самоубийству, еще и довольно болезненный и растянутый во времени способ. Согласитесь, это какая-то антиутопия.


Другие страшилки: минирование, обстрелы территории, даже реальное уничтожение всех малозащищенных помещений и оборудования – градирен, машинных залов, насосов, генераторов – приведет к аварийной остановке цикла обращения воды-пары на одном или всех этапах работы тепловой машины и к срабатыванию автоматики защиты , которая заглушит все работающие реакторы Не как в Чернобыле, где защита из-за особенностей конструкции наоборот спровоцировала тепловой взрыв.

Между прочим, тех же последствий, то есть полной остановки станции, можно достичь и без обстрелов, просто спустив воду из Каховского водохранилища. Система охлаждения потеряет свой последний контур, а к тому же источник подпитки промежуточного контура.

Этого легко добиться, разрушив створ верхнего шлюза Каховской ГЭС.

Нижний и так уж поврежден и заклинен в полузакрытом положении, но можно потом добить и его.

Водохранилище постепенно, но неустанно вытечет со скоростью по формуле Торричелли V = √2gh = 9 м/с, где h = 8 , то есть средней высоте в метрах воды в водохранилище над Днепром ниже плотины.

Объем дополнительных водозатрат через шлюзовый канал будет ежесекундно составлять 16м*19м*9м/с = 2736 м3/с – при площади водохранилища 2155 кв. км его уровень упадет на 1 м за 750 тысяч секунд или 210 часов или 9 суток. За месяц обмоление водохранилища превысит 3 метра, а с учетом того, что водозабор контура АЭС обращен на относительно мелководный участок затопленного Базавлука, вода там просто отступит.

Еще одним следствием станет почти трехметровая начальная волна и дальнейшее на такую же высоту длительное повышение уровня воды на прилегающие к плотине снизу участки побережья с растеканиями и подтоплениями ниже по течению. Неприятно, но если не сидеть где-нибудь на Казачьем острове, то и не катастрофически. А для экологии дельты даже полезно.

Но вернемся к станции. Если по отношению к ней глобальные катастрофические последствия невозможны практически, а для их гарантированного избегания Украине достаточно двух “Хаймарсов” по шлюзам ГЭС и подождать месяц (сейчас лишив оккупантов воды в Крым и возможности грабить урожай с орошаемых полей херсонского левобережья, так как каналы так же останутся без воды, при этом Нижнеднепровская песчаная арена станет большим болотом), то еще один объект на территории ЗАЭС действительно опасен, хотя и не глобально, и не защищен от российских недоумков вовсе.

Это – хранилище отработанного топлива (ХОЯТ).

ХОЯТ ЗАЭС является единственным подобным хранилищем при действующей АЭС, остальные станции свои отходы свозят через станцию Янов в ХОЯТ-2 в 1 км южнее ЧАЭС. А как известно, именно разнообразные нуклиды урана, а не сам уран, наиболее опасны по уровню радиоактивности.

Прежде всего, это – цезий-137 и стронций-90. Также, хотя и меньшую, опасность (и любопытную возможность одновременно) представляет трансуранид плутоний, образующийся в качестве побочного продукта вследствие бета-распадов урана. Американцы и россияне плутоний собирают для ядерного оружия.

Ранее Украину свое отработанное ядерное топливо возвращала россии, и там к Красноярску-16 из него извлекали и плутоний, и цезий для рентгеновских аппаратов.

Когда в Чернобыле открывали ХОЯТ-2, наши чиновники хвастались, что у нас тоже есть технология и оборудование для экстракции ценных составляющих. Но всего этого на ХОЯТ ЗАЭС нет, а строился он независимой Украиной, во времена, когда нападение на нас казалось правительству и народу фантастикой.

Следовательно, накопленные массы цезия и стронция если и защищены от внешнего вмешательства, то скорее от террористов-одиночек, а не от ядерной сверхдержавы-террориста. Уничтожение емкостей и попадание нуклидов наружу способно сделать из прилегающих к ним мест что-то подобное печально известной крыше машинного зала ЧАЭС, с которого солдаты-срочники в свинцовых трусах лопатами сбрасывали графит по полторы минуты за два года службы и за минус 20-30 лет недожитых жизней.

Плюс: даже если уничтожение произойдет в результате мощных взрывов, последствия будут подобны Кыштыму-1957, а не Чернобылю-1986. Ибо выброс будет носить характер однократного попадания нуклидов в атмосферу и поверхность. А не в течение нескольких дней с испаряемой водой и другими парами вследствие продолжающейся реакции распада в расплаве, как в Чернобыле.

То есть в худшем случае будет узкий непригодный для проживания и возможно даже пребывание “след”, а не сплошное загрязнение огромных площадей. И, конечно, первыми, а может и единственными, убитыми таким образом насмерть, будут расположены на хранилище россияне.

Политический нюанс. Кого напугает ядерный шантаж россии, усиленный Украиной?

Конечно, европейцев, а среди них в первую очередь – “зеленых” и экоактивистов. И вот здесь такая беда, что эти люди придерживаются в целом левых взглядов, и как и большинство левых со времен октябрьского переворота, либо имеют нездоровый пиетет к Москве, либо страдают догматическим пацифизмом, и все это – на фоне абсолютного безразличия к стремлениям украинцев.

То есть испуг заставит их давить, но не на наследницу СССР, и не на того, на кого давить давилка слишком слаба. Будут давить на Украину.

“Как хотите, хоть умирайте сейчас, хоть капитулируйте и умирайте впоследствии, но чтобы никаких ядерных опасностей мы не слышали”.

Экономический аспект: переключение людоедами ЗАЭС на свою энергосистему потребует осуществления против ее работоспособности вышеуказанных мер независимо от наличия или отсутствия ядерного шантажа.

Выводы:

1) При всей мерзости и возмутительности ядерного шантажа оккупантом мира, игра на нем и гиперболизация его скорее опасны нам, чем выгодны.

2) Станцию нужно останавливать, так же максимально исключать возможность экономической жизни на оккупированных территориях, так как все доходы, и более того всю амортизацию и не менее часть оборотного капитала от всех видов экономической деятельности забирает и будет забирать в дальнейшем оккупант. Для Украины это означает увеличение объемов импорта электроэнергии, но когда россияне переключат ЗАЭС (с оплаченным НАК “Энергоатом” горючим!) на свое потребление, это будет еще худшим последствием.

3) По российским “Градам” и другой технике, где бы она на территории ЗАЭС ни пряталась, можно и нужно бить. Наверное, в ХОЯТ они прятаться не станут, какими бы глупыми ни были, за 5 месяцев оккупации работники станции уже им наверняка объяснили и что это такое, и в деталях описали мучительную и относительно скорую “смерть под лучом” (относительно – это где-то 2 -3 суток).

Намного медленнее смерть от различных степеней ОПХ (церебральная, кишечнополостная, спинномозговая…) – 2-3 недели, а может и месяц непрерывных нестерпимых страданий с полной потерей кожи, с неизлечимыми трофическими язвами, с легочной и сердечной недостаточностью, с генерализованным болевым синдромом, от которого не спасают даже лошадиные дозы морфия – с призрачным шансом выжить в случае спинномозговой формы, если пересадят костный мозг и начнет вырабатывать здоровые лейкоциты.

Но из выживших после такого (вспомните Дятлова, или генерала Телятникова), ни один еще не прожил и 10 лет.

По материалам Facebook

Напомним, на днях оккупационные войска рф несколько раз обстреляли ракетами площадку Запорожской АЭС. В результате вражеских действий один работник станции получил ранения.

Кроме того, оккупанты заявляли о намерении отключить Запорожскую АЭС от энергосети Украины и подключить ее к сети оккупированного Крыма.

Завантажити більше пов'язаних статей

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *